Статьи по теме

17.12.2012

Старинные русские награды.

 В дни, когда в стране празднуются всенародные торжества и праздники, лучшие люди страны надевают на свои костюмы ордена и медали – знаки отличия в труде и бою. Традиция награждать отличившихся пошла из далекой древности, и сейчас также популярна. Теперь же награждают не только за подвиги в бою, но и за успехи и отличия в различных областях социальной жизни страны. Наградное дело является неотъемлемой частью истории нашего государства.

По особенностям награждения в тот или оной период развития нашего государства можно проследить формирование политической системы государства.

Также сейчас происходит возрождение некоторых традиций как царской России, так и страны Советов. Поэтому изучение данного вопроса сейчас актуально.

Формирование наградного дела в России

Еще в древности у людей появилась потребность выражать признательность коллектива отдельным его членам за отличия перед ним. Вероятно, древнейшей формой такой благодарности стал обычай у первобытных охотников разрешить самым смелым у удачливым из них носить символы своего охотничьего мастерства – звериные клыки, шкуры, когти, лапы, перья и т.д.

На русской земле также была система награждения отличившихся в бою воинов. Существовали как коллективные, так и индивидуальные награды. Первое упоминание о выдаче особого знака отличия датируется 1000 годом. «В лето 650 прииде Володарь со половцы к Киеву, и изыде нощию во сретение им Александр Попович, и уби Володаря и брата его и иных множество половец изби, а иных в поле прогна. И се слыша Володимер и возрадовался зело, и возложи нань гривну злату»(русская летопись по Никоновскому списку, часть 1-я).

 

Гривна Вторая половина 11 века Золото Государственный Русский музей

 

 

 

В XV веке, при Василии Васильевиче Темном(отце Ивана III) в денежном обращении Руси находилось много иноземной серебряной монеты. Это было разрешено законом. Но хождение золотых денег было категорически запрещено. Золото в виде монет, завозимое из-за границы в качестве товара, скапливалось в государственной казне, в основном как сырье для ювелирных изделий. При необходимости это золото часто использовалось в коммерческих сделках с восточными купцам.

В это время на Руси уже стали регулярно раздавать золотые монеты за подвиги в ратном деле. Конечно, размер и вес награды зависел не только от ратного подвига, но и от чина и знатности награждаемого. Так, «золотой» в несколько червонцев «с ченью»(подвешенный на цепи для ношения на шее) могли получить только князь и воевода. Воины ниже рангом награждались «золотыми» без цепи и ниже достоинством, а серебряные позолоченные копейки получали стрельцы, пушкари, запальщики и другие солдаты.

 

 

 

Стрельцы Русского царства

Но следы о награждении можно найти не только в летописях. На Руси существовала система «записи» награжденных. «Разрядная книга» времен Ивана Грозного содержит запись о чествовании участников второго Ливонского похода в 1577 году: «…государь за ту службу Богдана [Бельского] пожаловал золотой португальской да чепь золоту, а Деменши Чермисову золотой угорский, а дворянам государевым по золотой наугородке, а иным по московке золотой, а иным по золоченной…». В зависимости от «степени» «золотые» либо нашивались на одежды, либо носились на цепи.

С начала награждения носило несколько иной смысл. А именно, оно называлось пожалование, т.е. представляла выдачу каких-либо предметов является формой денежного жалования. Это могли быть не только монеты, но и оружие, шубы и кафтаны, драгоценные вещи и многое другое. Тогда еще не было слова награда, оно укоренилось в русском языке лишь в XVII в. Постепенно получение награды в виде «золотого» становится все более символическим актом, когда материальное содержание предмета оказывается для награжденного неизмеримо меньше морально значения его получения. Н.М. Карамзин приводит наблюдение иностранцев: «чего нельзя ожидать от войска бессмертного, которое, не боясь ни холода, ни голода и ничего, кроме гнева царского, с толокном и сухарями, без обоза и крова, с неодолимым терпением скитается в пустынях Севера, и в коем за славнейшее дело дается только маленькая золотая деньга с изображением св. Георгия, носимая счастливым витязем на рукаве или шапке?»

Все это время отличившиеся в служении награждались монетами. Хотя порой  эти монеты были очень больших размеров и имели атрибуты именных наград, все же это были монеты. Традиция награждения монетами сохранилась и до первых лет царствования Петра I, и он также награждал согласно служебному положению награждаемых.

Петр I уже сформировал систему награждения. При нем начинают работу чеканные дворы, и окончательно формируется наградная политика. Основными наградами Петра были медали, посвященные успехам России в Северной войне. Также сохранилась традиция массового награждения солдат и матросов.

 

На победу при Кагуле

На лицевой стороне медали помещен погрудный портрет Императрицы Екатерины Второй с ниспадающими на плечи локонами, в короне и мантии, с орденской лентой через правое плечо. Надпись по окружности: «Б.М. ЕКАТЕРИНА II IМПЕРАТ. ИСАМОДЕРЖ. ВСЕРОСС.»

На оборотной стороне данной медали выбита надпись: «КАГУЛЪ IЮЛЯ 21 ДНЯ, 1770 ГОДА.». По окружности медали – бусы (круг из множества точек).

 

На взятие двух шведских кораблей, 6 мая 1703 г.

На лицевой стороне медали помещен погрудный портрет императора Петра Великого в латах и мантии, с лавровым венком на голове. Надпись по окружности: «ПЕТР А. БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ ИМПЕР. ИСАМОДЕР. ВСЕРОССИЙСКИЙ».

На оборотной стороне медали изображено: два парусных судна на море, окружены множеством лодок. В верхней части поля изображена рука, простертая из облаков. В руке корона на ленте и две лавровые ветви. Надпись по окружности в верхней части поля медали: «НЕБЫВАЕМОЕ БЫВАЕТ». В нижней части поля выбита цифра, обозначающая год описываемых событий: «1703».      

 

Солдаты очень сильно ценили медали. Вот один типичный пример челобитной, написанной не получившим заслуженную медаль матроса. «…моя братья баталионные солдаты, такожде и матрозы были на той баталии и те получили твои государевы манеты, а я раб твой не получил… Да повелит державство ваше мне рабу твоему за вышеописанную баталию против моей братьи свой государев манет выдать».

 

На взятие трех шведских фрегатов, 24 мая 1719 г.

На лицевой стороне медали помещен погрудный портрет императора Петра Великого, в мантии, увенчанного лавровыми ветвями. Надпись по окружности: «ПЕТРУСЪ ПЕВЫИ БОЖIЕЮ МIЛОСТЮ IМПЕРАТОРЪ РОСIСКИI».

На оборотной стороне медали изображен вид морского сражения. Надпись по окружности: «ПРИЛЕЖАНИЕ И ВЕРНОСТЬ ПРЕВОСХОДИТ СИЛЬНО». В нижней части поля медали, под изображением выбиты слова: «МАИЯ 24 ЧИСЛ 1719».

 

 

На взятие Выборга

На лицевой стороне медали помещено погрудное изображение Петра Великого, в латах и мантии, с лавровым венком на голове. Надпись по окружности: «PETRVS ALEXII D.G. RVSS IMP. M. DVX MOSCOVIAE». (Петр Алексеевич Божьей Милостью император Российский, Великий Князь Московский).

На оборотной стороне медали изображено: стратегический план Выборга и окрестностей с указанием расположения батарей. Вверху – орел, нападающий налету на журавля. Надпись в верхней части поля медали на латинском языке: «OCCUPAT AVDENTEM. OVID.» (Овладевает дерзновенным. Овидий.). Под изображением выбита строчка: «WIBVRGVM EXPVG. D. 14 IVN. S.V.» (Выборг взят 14 июня старого стиля).       

 

Серия медалей, посвященная событиям Северной войны, имела много отличительных черт.

Это был шаг вперед на пути формирования наградной политики.

Обязательным для медалей серии, посвященной успехам России в Северной войне, становится введение мифологических персонажей, дополняющих и комментирующих происходящее: Марс с градской короной в руке знаменует победу при Кексгольме; Виктория, подняв трезубец и венок, приветствует корабли победителей при Гангуте.

Несколько композиций серии являются аллегориями: сюжет медали победы в Лифляндии – Геркулес несет на плечах земной шар – прямое заимствование из «символов» .

Как и множество преобразований Петра I медальерное искусство перенимала некоторые черты европейского наградного дела. К тому моменту, когда русское искусство знакомится с искусством европейским, в Европе уже существовала давняя традиция медали как одного из наиболее действенных средств пропаганды абсолютной монархии. В России медали как институт пропаганды попали на очень благоприятную почву: во внешней политике молодое государство должно было явить свое новое лицо, а во внутренней – оно должно было разъяснять, учить, приучать подданных к новым понятиям, эстетическим и моральным ценностям. Этот социальный заказ был блистательно исполнен в виде ранних петровских медалей.

 ВЫСШИЕ ОРДЕНА РОССИИ

В истории России было известно множество орденов. Они вручались различным людям за различные подвиги как боевые, так и гражданские. Бывали за какой-либо подвиг вручали несколько орденов вместе. Существовали даже такие награды, которые вручались не только за конкретные подвиги, но и вручался при награждении другим орденом. Но все же за время существования орденов в России, если не считать времена правления Советов, были два основных ордена. Один из них именовался главным орденом, а другой являлся главной боевой наградой. Одним из них награждались и за положение в обществе, и за знатное происхождение, а другой – лишь за конкретные боевые подвиги, т.е. его не получали «случайные» люди. В этой главе будут рассмотрены не только два ордена, история их появления, кому они вручались, за какие подвиги и достижения, но также будет прослежена история этих орденов в зависимости от эпохи и вида правления.

 

 Орден Святого Апостола Андрея Первозванного

Высшей наградой в царской России был старейший из русских орденов — орден Святого Апостола Андрея Первозванного. Это был орден царей, высших сановников и генералитета. Петр I учредил его 10 марта 1699 года, после возвращения из поездки в Западную Европу.

 

 

Не только сам факт учреждения российского ордена, но и выбор его небесного покровителя был в тех условиях важной политической акцией. В ней, как и во многих других,  сказалось стремление Петра всеми средствами укреплять престиж Российского государства, демонстрировать его право на равных стоять в ряду прочих европейских держав.

Петр жаловал орден крайне редко, было награждено всего 38 человек, в их числе 12 иностранцев. Среди награжденных были сам царь, его ближайшие сподвижники, царевич Алексей. Статут этого ордена был официально утвержден только 15 апреля 1797 года.

Статут российского ордена строго соблюдался. Скажем, мусульманин не мог быть пожалован российским орденом с изображением на нем православного святого.

Первым кавалером ордена стал генерал-адмирал Ф.А. Головин, вскоре он стал российским генерал-фельдмаршалом; вторым — гетман Мазепа (1700 г., в 1708 г. был лишен ордена за измену), третьим —бранденбургский посланник Принтцен (1701 г.), четверым — генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев (1701 г.), пятым — саксонский канцлер граф Бейхлинг (1703 г.). Сам Петр был только шестым: первый кавалер ордена Ф.А. Головин возложил в походной церкви знаки ордена Андрея Первозванного на Петра I в 1703 году за захват двух шведских кораблей в устье Невы, которым царь руководил лично в звании бомбардир-капитана.

С 1797 года каждый награждаемый орденом Андрея Первозванного становился сразу кавалером орденов Александра Невского, Анны 1-й степени, с 1831года—также Белого Орла, а с 1865 года — и Станислава 1-й степени. Недаром орден Андрея Первозванного мы чаще всего встречаем на портретах императоров.

Преемники Петра I на русском престоле также скупо жаловали орден Андрея Первозванного. Екатерина I раздала 18 голубых лент, из них 6 — иностранцам. При Петре II было 5 награждений, при Анне Иоанновне — 24 (первой была сама императрица). Среди награжденных ею, конечно, были Иоганн Бирон, его сыновья, граф Миних, граф Левенвольде и другие немцы; из русских вельмож Андреевскую ленту получили только четверо. Елизавета Петровна пожаловала орден 83 своим подданным, Петр III успел наградить 15 человек, среди них был будущий фельдмаршал П. А. Румянцев-Задунайский. При Екатерине II Андреевский крест получили 100 человек. Кроме фаворитов и членов императорской семьи, в их числе был заслуженные генералы и дипломаты (среди них Н. В. Репнин, И. И. Салтыков), выдающийся полководец А. В. Суворов, адмиралы Г. А. Спиридов, С. К. Грейг, В. Я. Чичагов, А. Н. Сенявин.

За весь период 1812-1814 гг. орден св. Андрея Первозванного за военные заслуги был выдан лишь 7 раз.

При ратификации Тильзитского договора 26 июня 1807 года царь Александр I поручил князю Куракину поднести Наполеону от его имени пять знаков этого ордена, предназначавшихся для самого Наполеона, его брата Жерома, маршала Мюрата, Талейрана и маршала Бертье. В то же время Дюрок передал Александру пять знаков ордена Почетного легиона, учрежденного Наполеоном в 1802 году. (Орден этот существует но Франции и по сей день.) Знаки должны были «возложить на себя» сам царь, цесаревич Константин Павлович, барон Будберг и русские уполномоченное при переговорах — князь Куракин и князь Лобанов-Ростовский.

На параде русских и французских войск Наполеон изъявил желание наградить орденом Почетного легиона «самого храброго русского солдата». При этом выбор пал на правофлангового гренадера Преображенского полка Лазарева. Наполеон Сказал гренадеру: «Ты будешь помнить этот день, когда мы, твой государь и я, сделались друзьями». Возвратясь в свои апартаменты, русский царь послал Бонапарту для храбрейшего из французских солдат Знак отличия Военного ордена — солдатский Георгиевский крест. Не мог быть простой солдат награжден орденом Российской империи, даже соображения престижного порядка при данной сложной ситуации не смогли склонить Александра I к отступлению от этого незыблемого правила .

Знаки высшего ордена стали в дореволюционной России частью воинской символики. Андреевская звезда была в военной атрибутике своеобразным символом гвардии и украшала гвардейские головные уборы, а также – лядунки – сумки для патронов, суперверсты у кавалергардов тяжелой гвардейской кавалерии и даже черпаки – суконные подстилки под седло.

Не только в гвардии полковые знаки включали изображения элементов Андреевской награды. Дюжина армейских и пехотных полков поместила на свой знак Андреевскую звезду и ленту, а 11-й пехотный Псковский и 13-й уланский Владимирский сделали основной знака Андреевский крест.

В проекте устава есть особая глава «о кавалерах». В ней говорится о том, какие требования предъявляются к кандидатам в кавалеры этого ордена. Они должны иметь графский или княжеский титул, звание сенатора, министра, посла «и прочих высоких достоинств», либо генеральский или адмиральский чин. Орден могли получить также и губернаторы, которые «несколько лет, а по меньшей мере десять, оказали полезные и верные услуги». Кроме того, непременным условием были отсутствие у кавалера телесных недостатков, возраст не менее 25 лет и наличие состояния, необходимого для того, чтобы «важность сего события поддержать»

Одновременно кавалерами ордена св. Андрея могло быть не более 12 человек «природных российских кавалеров». Это условие на протяжении всего царствования Петра тщательно соблюдалось. Лишь в 1719 г. Число русских кавалеров ордена равнялось двенадцати (в их число не включались иностранцы, находившиеся на русской службе), в остальные годы их было меньше. Общее число кавалеров ордена (русских и иностранных) не должно было превышать двадцати четырех.

 Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия

Знаменитый орден Георгия — боевая награда русского офицера – был учрежден в 1769 году. По статуту он давался только за конкретные подвиги в военное время: «…тем, кои… отличили еще себя особливым каким мужественным поступков или подали мудрые и для нашей воинской службы полезные советы». Это была исключительно почетная награда.

Символ ордена — всадник, поражающий копьем дракона, — олицетворял мужественного воина, способного отстоять свою землю от врагов. Издавна на Руси — да и не только на Руси — этот образ связывался с образом легендарного Георгия Победоносца.

Георгиевский орден, установленный «единственно для воинского чина», был разделен на 4 класса и поэтому мог стать отличием любого офицера, хотя и был очень высокой наградой. Третья степень ордена давалась только генералам и штаб-офицерам (старшим офицерам), причем с 1838 года получить ее могли лишь те из них, кто уже имел четвертую степень.

Орден Георгия 1-й степени был чрезвычайно почетен и редок. Об этом красноречиво говорят такие цифры: высшим орденом Российской империи — орденом Андрея Первозванного — было награждено более 1000 человек, а первой степенью ордена Георгия за всю историю его существования — всего 25 человек. Полных Георгиевских кавалеров, т.е. тех, кто имел все его степени, с четвертой по первую, было всего 4 человека- В статуте ордена было сказано: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену св. Георгия за воинский подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверху сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием».

Первая степень ордена имела три знака: крест, звезду и ленту. Состоящая из трех черных и двух оранжевых полос Георгиевская лента носилась через правое плечо под мундиром. Золотая четырехугольная (ромбовидная) звезда, носимая на левой стороне груди, имела в середине на золотом или желтом поле вензель святого Георгия, а вокруг него на черном поле надпись: «За службу и храбрость».

Вторая степень ордена также имела звезду и большой крест, который носился на шее на более узкой ленте. Третья степень — малый крест на шее, а четвертая — малый крест в петлице.

Непосредственно к офицерскому военному ордену св. Георгия примыкает солдатский Знак Отличия военного ордена (солдатский Георгиевский крест), учрежденный в 1807 г. Для награждения нижних чинов за боевые подвиги. Эта награда представляла собой серебряный крест без эмали, но с изображением в центральном медальоне на лицевой стороне – инициалов святого, «С.Г.», как и на офицерском знаке.

Кавалеры ордена Георгия имели целый ряд привилегий. Помимо приобретения потомственного дворянства награжденный любой степенью ордена автоматически производился в следующий чин. Выйдя в отставку, кавалеры ордена имели право носить военный мундир (даже если не выслужили положенного для этого десятилетнего срока), получали пенсию и могли изображать на своих гербах, вензелях и печатях знак ордена.

Самый первый кавалер военного ордена Георгия — подполковник Ф. И. Фабрициан которого императрица Екатерина II наградила «по статуту» сразу орденом 3-й степени (8 декабря 1769 г.) за успешный бой с превосходящими силами турок близ города Галац на Дунае.

Первым кавалером, удостоенным 1-й степени ордена Георгия, стал генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев за победу при Ларге в 1770 году. До конца XVIII века степенью ордена были награждены: генерал-аншеф А. Г. Орлов-Чесменский (за Чесму, 1770 г.), генерал-аншеф П. И. Панин (за взятие Бендер, 1770 г.), генерал-аншеф В. М. Долгоруков-Крымский (за овладение Крымом, 1781 г.), генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический (за Очаков, 1788 г.), генерал-фельдмаршал А. В. Суворов-Рымникский (за Рымник, 1789 г.), генерал-аншеф Н. В. Репнин (за поражение турок под Мачином, 1790 г.), адмирал В. Я. Чичагов (за победу над шведским флотом в 1790 г.).

В XVIII столетии, да и в начале XIX, нередки были случаи пожалования 3-й, а иногда и 2-й степени Георгия (и даже 1-й, см. выше) генералам, не имевшим низших степеней. Так, например, А. В. Суворов получил сразу 3-ю степень, Л. Л. Беннигсен также получил за участие в штурме Очакова 3-ю степень, не имея 4-й. Вторую степень получил П. И. Багратион в 1805 году за отличие в сражении под Шенграбеном, не будучи кавалером ни 3-й, ни 4-й степеней.

За время Отечественной войны 1812 года ордена Георгия 1-й степени был удостоен только один человек — Михаил Илларионович Кутузов. При этом Кутузов стал первым полным кавалером ордена Георгия, т. е. награжденным всеми четырьмя его степенями.

В эти времена у России были напряженные отношения с заграничными государствами. Это обусловило множество боевых действий. А это породило собой рождение талантливых военачальников. Одним из них был Барклай-де-Толли. За свою карьеру он не раз отличился и был удостоен многих орденов и наград. В 1811 году за заслуги министра он был отмечен орденом Владимира 1-й степени. За руководство войсками в Бородинском бою был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени. В 1813 году во время заграничного похода получает орден Андрея Первозванного. 18 августа в сражении под Кульмом он наголову разбивает корпус генерала Вандама и берет его самого в плен. Орден Георгия 1-й степени венчает этот подвиг. Барклай-де-Толли становится полным Георгиевским кавалером.

Но этим орденом награждались и иностранцы. Так в 1813 году кавалером 1-й степени ордена стал шведский принц Бернадотт. В этом же году 1-й степенью ордена были награждены прусский фельдмаршал Г.Л. Блюхер и австрийский фельдмаршал Карл Шварценбург за победу в «битве народов» под Лейпцигом. Этой же награды были удостоены английский герцог Артур Веллингтон в 1814 году, герцог Людовик Ангулемский в 1823 году, австрийский фельдмаршал Иосиф Радецкий получил 1-ю степень в 1849 году.

В России после Кутузова и Барклая-де-Толли полными кавалерами Георгиевского ордена стали фельдмаршалы И.Ф. Паскевич-Эриванский и И.И. Дибич-Забалканский.

Самой же высокой воинской наградой, на которую мог рассчитывать боевой генерал за проведение особо значительной операции, был орден Георгия 2-й степени. За сто лет с 1769 по 1869 год, он был пожалован всего 117 раз. Его кавалерами являлись пропиленные герои 1812 года П. И. Багратион, М. И. Платов (получили орден за кампанию 1805-1807 годов), М. Б. Барклай-де-Толли (был единственным человеком, награжденным Георгием 2-й степени за Бородино), Н. Н. Раевский, А. П. Ермолов, П. X. Витгенштейн, Д. С. Дохтуров, М. С. Воронцов. Во второй половине XIX века среди награжденных были адмирал П. С. Нахимов, генералы Н. Н. Муравьев-Карский, Э. И. Тотлебен, Ф. Ф. Радецкий, М. Д. Скобелев, И. В. Гурко… .

Кавалерами 4-й и 3-й степеней ордена Георгия были известные генералы, главнокомандующие русской армией и командующие фронтами, впоследствии вожди Белого движения Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, М. В. Алексеев, А. В. Колчак, А.М. Каледин и др.

Российские императоры старались как можно выше поднять значимость военного ордена Святого Георгия и сами проявляли тут определенную скромность. Лишь один Александр II был кавалером 1-й степени этого ордена, если не считать учредительницы его Екатерины II. Наши государи носили на груди крест 4-й степени ордена Святого Георгия. В 1805 году Георгиевская дума решила преподнести 1-ю степень Александру I. Но царь «в доказательство,  сколь он военный орден уважает, находит приличным принять лишь знак 4-го класса». В августе 1838 года 4-ю степень ордена Святого Георгия получает Николай I по случаю истечения своей 25-летней службы в полку. Четвертой степенью ордена святого Георгия награжден Георгиевской думой в 1915 году и император Николай II.

В России, так же как и на Западе, представители низших сословий не могли стать кавалерами орденов. Только в 1913 г. к награждению единственным орденом, предназначенным для отличия солдат, матросов и унтерфицеров, стали представляться нижние чины армии и флота. Этот орден – Георгиевский крест – был самым популярным из всех орденов царской России. Поэтому даже тогда, когда в 1917 г. все царские ордена были упразднены, солдатские «Георгии» все еще вызывали к себе уважение, ибо давались они не за знатность рода, угодничество и лесть, а за храбрость на поле боя.

10 августа 1913 г. император Николай II утвердил новый Статут комплекса наград, которые официально стали называться Георгиевскими. В числе этих отличий был и солдатский крест четырех степеней, названный также Георгиевским. Нумерация новых наград должна была вестись заново, раздельно по каждой степени. Выдача особых крестов для иноверцев была прекращена.

В связи со значительным увеличением количества присуждаемых Георгиевских крестов в условиях спада экономики, подорванной войной, возник вопрос об уменьшении содержания драгоценных металлов в солдатских наградах. Уже 26 мая 1815 г. император «соизволил повелеть» Георгиевские кресты и медали 1-й и 2-й степеней изготавливать из золота пониженной пробы, с содержанием в них лишь 600 частей чистого золота (из условных 1000), серебра 395 частей и меди – 5 частей34.

Единственной русской женщиной, удостоенной ордена св. Георгия, притом посмертно, стала сестра милосердия Раиса Михайловна Иванова. В одной из атак Иванова заменила убитого командира и, в свою очередь, также была сражена пулей. Ее подвиг был отмечен орденом св. Георгия 4-й степени.

Известен один случай коллективного награждения орденом Георгия 4-й степени. В 1916 г. Этой высокой наградой была отмечена французская крепость Верден за мужество ее защитников при обороне знаменитого «верденского выступа» .

Орден Святой великомученицы Екатерины (или орден Освобождения) — орден Российской империи для награждения великих княгинь и дам высшего света, формально второй по старшинству в иерархии наград с 1714 до 1917 года.


В 1713 году Пётр I в честь достойного поведения своей супруги Екатерины Алексеевны во время неудачного для него Прутского похода 1711 года учредил орден по имени мученицы Святой Екатерины. Первоначально он назывался орденом Освобождения и предназначался только Екатерине. В том походе русская армия была окружена турецким войском, и Екатерина по легенде пожертвовала все свои драгоценности на подкуп турецкого командующего Мехмед-паши, в результате чего русские смогли заключить перемирие и вырваться. Екатерина Алексеевна получила знаки из рук государя 24 ноября 1714 года. Как написано в «Гистории Свейской войны», Пётр I :

«… сам наложил на ея величество новоучиненную кавалерию ордина Святыя Екатерины, который орден учинен в память бытности ее величества в баталии с турки у Прута, где в такое опасное время не яко жена, но яко мужская персона видима всеми была.»

Орден стал высшей наградой для дам, а также для поощрения заслуг их мужей. В 1797 году Павел I законодательно закрепил обычай, по которому каждая родившаяся великая княжна получала орден Святой Екатерины, за счет этого количество награждений резко возросло. Количество награждаемых ограничивалось 12 кавалерами для 1-й ст. и 94 кавалерами для 2-й ст., исключая из этого числа членов царской семьи.

В статуте не были указаны заслуги, за которые следует награждать. Основанием для награждений традиционно служило просветительство. Награжденным так же вменялось в обязанности дела благотворительности, в том числе выкуп на свои деньги попавшего в варварский плен христианина, попечение об Училище ордена для воспитания благородных девиц.

Орден имел 2 степени, его знаки Большого и Малого креста (награжденные им именовались также «кавалерственными» дамами) отличались размером и отделкой драгоценными камнями. По указу императора Александра II (1856) кресты I степени украшались бриллиантами, II степени — алмазами. На кресте ордена с лучами, украшенными драгоценными камнями, находится овальный медальон в золотой оправе, в центре изображалась сидящая святая Екатерина с большим крестом (в центре его маленький бриллиантовый крестик) и пальмовой ветвью в руках, над изображением — литеры СВЕ (Святая Великомученница Екатерина) В углах большого креста — латинские буквы DSFR («Domine, salvum fac regum» — «Господи, спаси царя»); на обратной стороне финифтью была нарисована чета орлов, истребляющяя змей, у подножия руин башни, на верху которой — гнездо с птенцами, и надпись на латинском языке: «AQUAT MUNIA COMPARIS» (Трудами сравнивается с супругом).

В 1725 году орден Св. Екатерины имели, кроме Екатерины I, две её и Петра I дочери Анна и Елизавета; три дочери формального соправителя Петра, царя Иоанна, а также Наталья Алексеевна, внучка Петра I. Первыми особами не царской крови, удостоившимися ордена, стали жена А. Д. Меншикова Дарья Михайловна и их 11-летний сын Александр.[2] А через два года этот орден получили обе дочери Меншикова, Мария и Александра, и сестра его жены Варвара.

21 мая 1789 года в ходе русско-шведской войны небольшой 24-пушечный русский бриг «Меркурий» капитана Р. В. Кроуна атаковал и захватил 44-пушечный шведский фрегат «Венус». За этот бой Екатерина II наградила Кроуна орденом Святого Георгия 4-й степени и произвела в капитаны 2 ранга. А вот жена капитана, Марфа Ивановна Кроун, которая оказывала помощь раненым в ходе боя, удостоилась от императрицы второй по старшинству награды Российской империи, ордена Святой Екатерины.

Княгиня Дашкова

Орден святого Александра Невского

Орден святого Александра Невского был задуман Петром I для награждения за военные заслуги. Однако учреждённый уже после его смерти 21 мая (1 июня1725 года Екатериной I орден стал использоваться и для поощрения гражданских лиц.

Впервые кавалерами ордена стали 18 человек в день свадьбы дочери Екатерины и Петра I, царевны Анны и герцога Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского Карла-Фридриха. Судя по списку награжденных лиц, орден предназначался для награждения не самых высших военных и государственных чинов, соответствующих примерно генерал-лейтенанту или генерал-майору. Однако уже30 августа (10 сентября1725 года, в годовщину перенесения из Владимира мощей святого благоверного великого князяАлександра Невского, императрица Екатерина I жаловала орден себе, а также ещё 21 человеку из высшей знати, в том числе польскому королю Августу II и королю Дании Фредерику IV. В список не попал ни один генерал-майор. Орден утвердился как награда для чинов от генерал-лейтенанта и выше.

До царствования Екатерины II орденом Святого Александра Невского наградили около 300 человек. Императрица Екатерина IIвыдала еще 250 орденов. При Павле I в 1797 году орден впервые получил официальный статут и описание: «Крест красный, имеющий в промежутках двуглавых орлов, а в середине изображение Святого Александра на коне. На другой стороне в белом поле его вензель с Княжескою Короною. Звезда серебряная, в середине которой в серебряном поле вензеловое имя Святого Александра Невского под Княжескою Короною.»

В 1860-е годы, по тогдашней моде, знак ордена нередко покрывали чёрной эмалью.

В Павловское время учреждается особая комиссия из шести кавалеров ордена Александра Невского, которая занималась благотворительной деятельностью на разовые взносы в 200 рублей от вновь награжденных. При Александре I взносы увеличились.

В период войн с Наполеоном 1812—1814 годов орден Святого Александра Невского выдавался 48 раз, из них 14 орденов с бриллиантами. За Бородинское сражение Александр I пожаловал 4 ордена известным генералам Д. С. Дохтурову,М. А. МилорадовичуА. И. Остерману-Толстому и Н. Н. Раевскому.

Известно 3674 фактов награждений за время существования ордена, наиболее щедро награда раздавалась в 1916 году (105 награждений).

Капитульным храмом ордена являлся Троицкий собор Александро-Невской Лавры.

Как государственная награда орден был упразднён в 1917 году.

Орден сохранён в эмиграции домом Романовых как династическая награда[2]. О награждениях орденом после 1917 г. см. статью Пожалования титулов и орденов Российской империи после 1917 года.

29 июля 1942 года в СССР был учреждён новый орден Александра Невского для награждения командного состава Красной Армии. После распада Советского Союза орден был сохранён в системе государственных наград Российской Федерации постановлением Верховного Совета от 20 марта 1992 года, однако до 2010 года российский орден не имел статута и официального описания, награждения им не производились. 7 сентября 2010 года указом Президента России учреждён статут и описание ордена, в соответствии с которыми он вновь стал общегражданской наградой[3]. Знак ордена Александра Невского Российской Федерации воспроизводит дизайн дореволюционного ордена.

Орден Александра Невского является единственной наградой, существовавшей (с определёнными изменениями) в наградных системах Российской империиСоветского Союза и Российской Федерации.

Орден святого равноапостольного князя Владимира

22 сентября 1782 года по случаю двадцатилетия царствования императрицы Екатерины II был учрежден новый российский орден, получивший имя св. Владимира. Сын киевского князя Святослава Игоревича Владимир прославился как полководец и государственный муж, много сделавший для объединения и укрепления единого древнерусского государства. Отголосками его энергичных действий по защите южных и юго-западных границ Руси стали былинные «заставы богатырские», а сам он в народных преданиях неизменно упоминается как Владимир Красное Солнышко.

Важнейшим событием отечественной истории стало крещение Руси — введение христианства как государственной религии, начатое при князе Владимире в 988-989 годах. За это деяние православная церковь причислила его к лику святых. Но Владимир был канонизирован не просто как святой, а как «равноапостольный» — равный святым апостолам, большинство которых, по преданию, были учениками самого Христа.

Орденом святого равноапостольного князя Владимира, как он официально стал именоваться, могли награждать и за военные заслуги, и за гражданские отличия. Он подразделялся на четыре степени. Низшая, четвертая степень, представляла собой небольшой крестик под красной эмалью (по-русски — финифтью) с черной и золотой каймой. В центральном круглом медальоне на лицевой стороне помещалось на черном, также эмалевом, фоне изображение горностаевой мантии под великокняжеской короной. На мантию положен вензель «СВ» (святой Владимир). В медальоне на оборотной стороне — дата учреждения ордена «22 сентября 1782 г.». Носить знак 4-й степени надлежало на узкой ленточке красного цвета с черной каймой первоначально в петлице, позднее — на левой стороне груди.

                               

Если такой же крест носили на шее, он обозначал более высокую, третью степень. Крест (знак ордена) 2-й степени также носили на шее, но он был несколько большего размера. К тому же при знаке ордена Владимира 2-й степени на левой стороне груди носилась орденская звезда, имевшая восемь лучей, четыре из которых были золотыми, а четыре — серебряными. В центральном круглом медальоне звезды изображался четырехконечный золотой крест на черном фоне. Между концами креста помещались золотые буквы «СРКВ» (святой равноапостольный князь Владимир). Вокруг центрального медальона отделенная золотым ободком располагалась легенда — девиз ордена: «Польза, честь и слава». Первая, высшая степень ордена Владимира состояла также из звезды и знака, но крест носили на широкой ленте через правое плечо. Награждения производились, естественно, от низшей степени к высшей. Но в практике бывали случаи «перескакивания» через одну и даже две, а то и три степени.

Ограничения числа кавалеров каждой из четырех степеней ордена не вводилось, ибо, как говорилось в его статуте,

«в оный принимаемы будут столько, сколько окажется достигающих его качествами и трудами».

Низшую, четвертую степень могли получить и пробывшие в течение 35 лет в классных чинах, то есть в каком-либо из 14 классов Табели о рангах. При этом на горизонтальных лучах креста помещалась надпись: «35 лет».

Позднее, 26 ноября 1789 года, Екатерина II особым указом, данным кавалерской Думе ордена Владимира, определила как дополнительное видимое отличие для знака 4-й степени, получаемого за военные подвиги, бант из орденской ленты.  Первым кавалером ордена Владимира 4-й степени с бантом стал капитан-лейтенант Д. Н. Сенявин, затем выдающийся флотоводец, за успешную операцию против турок осенью 1788 года. Вторым был отмечен боевым орденом Владимира 4-й степени с бантом капитан М. Б. Барклай-де-Толли, будущий генерал-фельдмаршал, награжденный за отличие при штурме Очакова в декабре того же 1788 года.

После того как в 1855 году к знакам орденов, вручаемых за военные заслуги, стали добавлять скрещенные мечи, некоторое время бант 4-й степени ордена Владимира носить не полагалось. Но императорским указом Капитулу орденов от 15 декабря 1857 года было велено, для того чтобы

«установить различие между лиц военных и лиц гражданских»,

получившим ордена Владимира 4-й степени, Анны 3-й степени и Станислава 3-й степени с мечами офицерам и генералам добавлять на свои знаки бант. Лица же, имеющие гражданские чины, в случае награждения орденом за военные заслуги имели право лишь на знак со скрещенными мечами, без банта.

Среди первых награжденных орденом Владимира еще с начала 80-х годов XVIII столетия было много кавалеров, удостоенных сразу 1-й степени этой награды. В числе их знакомые фамилии военачальников, гражданских государственных деятелей. Известным художником Д. Г. Левицким была даже создана галерея портретов Владимирских кавалеров, над которой он работал в течение двух десятков лет, начиная с 1786 года, но которая так и не была закончена. В ряду кавалеров ордена Владимира 1-й степени, запечатленных кистью художника, были сын знаменитого «арапа Петра Великого», старший из его одиннадцати детей, герой Чесменского сражения И. А. Ганнибал, удостоенный высшей степени этой награды 24 ноября 1782 года, через два месяца после учреждения ордена; известные военные деятели И. А. Игельстром, В. П. Мусин-Пушкин, М. С. Потемкин, И. Г. Чернышев; отличившиеся на гражданском поприще И. И. Шувалов, А. А. Безбородко. Кроме этих лиц, в числе первых Владимирских кавалеров оказались (портреты их, правда, не принадлежащие кисти Левицкого, также сохранились) П. А. Румянцев-Задунайский, Г. А. Потемкин, Н. В. Репнин, 3. Г. Чернышев, Н. И. Панин, И. И. Бецкой и другие. В 1783 году 1-ю степень ордена Владимира получил генерал А. В. Суворов.

При учреждении ордена Владимира было решено, что старшие по времени получения награды кавалеры каждой из степеней могут рассчитывать на пенсию, сумма которой для того времени была довольно значительна. Старшие кавалеры ордена Владимира 1-й степени получали, независимо от других доходов, 600 рублей в год, 2-й степени — 300 рублей, 3-й степени — 200 рублей и 4-й степени — 100 рублей в год.

Орденские знаки Владимирские кавалеры имели право использовать как элементы изображений на своих печатях и гербах. Кресты и звезды ордена Владимира, так же как и ордена Георгия, не выдавались награжденным с драгоценными украшениями, и получившему эту награду запрещалось украшать ее «каменьем».

В 1777 году императрица Екатерина II впервые заказала на знаменитом фарфоровом заводе Гарднера (ныне Дмитровский фарфоровый завод) орденские сервизы, которые должны были использоваться в Зимнем дворце в дни орденских праздников. Заказано было три сервиза — Георгиевский (на 80 кувертов), Александровский (ордена Александра Невского, на 40 кувертов) и Андреевский (на 30 кувертов). Каждый из сервизов, выполненных к 1780 году, стоил 5-6 тысяч рублей. В 1783 году в связи с учреждением ордена св. Владимира был заказан огромный Владимирский сервиз на 140 кувертов, обошедшийся в колоссальную по тем временам сумму — 15 тысяч рублей. Все предметы — различной величины тарелки, вазочки, горшочки, сухарницы и даже черенки ножей, вилок и ложек — были расписаны по мотивам орденских знаков.

В царствование Екатерины произошел любопытный, единственный в своем роде случай, когда за одно и то же сражение его участник был удостоен двух орденов. Случилось это с выдающимся нашим флотоводцем Федором Федоровичем Ушаковым, тогда, в 1788 году, имевшим чин «капитана бригадирского ранга», равнявшийся сухопутному бригадиру. В сражении при Федониси 3 июля 1788 года Ф. Ф. Ушаков отличился, но вследствие происков своего командира, командующего Севастопольской эскадрой графа М. И. Войновича, был отмечен не орденом Георгия 3-й степени, как сам командующий, а лишь орденом Владимира 3-й степени. Когда интриги Войновича были раскрыты, по представлению самого Г. А. Потемкина, Ф. Ф. Ушаков дополнительно за то же сражение при Федониси был отмечен еще одним орденом, на этот раз Георгием 4-й степени. Вероятно, в сумме, по представлению Потемкина, это должно было соответствовать значению награды, полученной Войновичем, и даже превышать ее.

Павел I, вступив на российский престол, «забыл» два ордена, учрежденные его матерью, Екатериной II,- Георгия и Владимира. Поэтому в его царствование в орденских списках не прибавилось ни одного Владимирского кавалера. Лишь после смерти Павла вступивший на престол Александр I восстановил орден Владимира особым повелением от 12 декабря 1801 года, и после пятилетнего перерыва эту награду стали снова выдавать за военные и гражданские заслуги.

Следует сказать, что орден Владимира с момента его учреждения стал наградой, дававшейся исключительно за заслуги и выслугу лет

 Орден Святой Анны

В 1735 году Гольштейн-Готторпский герцог Карл Фридрих учредил в память умершей в 1728 году жены, дочери Петра I Анны Петровны, орден св. Анны. Латинский девиз ордена, помещенный в центральном медальоне звезды, гласил: «Amantibus Justitiam, Pietateret Fidem», что в переводе на русский язык значит: «любящим правду, благочестие и верность». Первые буквы латинской версии девиза «A. J. P. F.» соответствуют первым буквам латинского написания фразы «Анна, императора Петра дочь». После смерти в 1739 году Карла Фридриха престол герцогства Голштинского, как его называли в России, перешел к его сыну Карлу Петру Ульриху. Когда в 1742 году Карл Петр Ульрих был провозглашен наследником российского престола под именем великого князя Петра Федоровича и приехал в Россию, он привез с собой орден св. Анны. И уже в феврале 1742 года к двум кавалерам этого ордена (герцогу Карлу Фридриху и Карлу Петру Ульриху) прибавилось еще сразу четверо русских Аннинских кавалеров: камергеры М. И. Воронцов, А. Г. Разумовский, братья А. И. и П. И. Шуваловы. В апреле того же года русских кавалеров ордена стало уже семь. Ко времени, когда Петр Федорович был провозглашен императором Петром III, уже десятки российских подданных носили на широкой красной с желтой каймой ленте через левое плечо красный с золотыми украшениями в углах крест, в центральном медальоне которого изображена св. Анна. Серебряная звезда ордена помещалась на правой стороне груди.

После недолгого правления Петр III в 1762 году был свергнут с российского престола, и власть в государстве захватила его жена Екатерина II. Их малолетний сын, великий князь Павел Петрович, стал голштинским герцогом. В 1767 году Екатерина II от имени Павла отказалась от Голштинского герцогства, но орден остался в России. Его гроссмейстер Павел Петрович формально имел право награждать им своих подданных, но фактически все кандидаты утверждались самой императрицей, а Павел лишь подписывал грамоты на орден. Желая наградить орденом св. Анны своих «гатчинских» друзей, но так, чтобы об этом не узнала мать, Павел придумал, по воспоминаниям современника, следующее:

«Он призывает Растопчина и Овчина (который в одно время с Растопчиным был любимцем Павла), подает им два Аннинских крестика с винтами и говорит: «Жалую вас обоих Аннинскими кавалерами; возьмите эти кресты и привинтите их к шпагам, только на заднюю чашку, чтобы не узнала императрица».

Впоследствии, когда орден св. Анны был официально введен в русскую наградную систему и разделен на степени, маленький красный крестик, носимый на холодном оружии, стал обозначать низшую степень этого знака отличия.

Лишь после смерти Екатерины II, став императором, Павел получил возможность самостоятельно распоряжаться своим голштинским «наследством» — орденом св. Анны. В день его коронования, 5 апреля 1797 года, был назван в числе других орденов Российской империи и орден св. Анны, разделенный на три степени. Высшая, первая степень ордена состояла из красного креста, носимого на широкой ленте через левое плечо (форма креста и цвет ленты остались старыми, «голштинскими») и серебряной звезды, которую, единственную из всех российских звезд, по «голштинским» правилам надлежало носить не на левой, как все остальные, а на правой стороне груди. Девиз на звезде также остался голштинский.

Вторая степень ордена представляла собой такой же красный крест, который носили на более узкой ленте на шее. Звезда к этой степени награды по установлению 1797 года не полагалась. Орден третьей степени носили на «инфантерийской (пехотной.- В. Д.) или кавалерийской шпаге или сабле». Знак ордена св. Анны на оружии представлял собой небольшой кружок, увенчанный императорской короной, в котором в красном эмалевом кольце помещался красный эмалевый крестик, такой же как в центральном медальоне звезды ордена св. Анны. В павловское время, как и позже, этот знак носили на шпажной чашке, но не на внутренней, а наружной стороне, так как скрывать пожалованное уже было не нужно.

Для нижних чинов была введена особая награда, представлявшая собой сначала узкую ленточку «аннинских» цветов, носить которую предписывалось на солдатском мундире (появилась еще в 1796 году, ее давали за выслугу лет). Установлением 1797 года ленточку заменили «позолоченной медалью, на которой с одной стороны изображается такой же крест, как и на шпаге, а на другой номер для сохранения верного счета сих раздаваемых награждений». Носили ее на такой же ленточке. Из архивных документов известна фамилия получившего Аннинскую медаль с номером «1» на оборотной стороне. Это унтер-офицер гвардейского Измайловского полка Василий Гурьев, который «был сержантом при ленте» в 1796 году, а в следующем, 1797 году, 1 ноября, уже в чине унтер-офицера отмечен медалью номер один. Мы знаем также фамилии получивших эту медаль со следующими номерами: рядовой того же Измайловского полка Антон Титов (№ 2), рядовой гвардейского Семеновского полка Иван Степанов (№ 3), гренадер гвардейского Преображенского полка Арсений Федосеев (№ 4).

  В ноябре 1805 года М. И. Кутузов в донесении Александру I о прошедшем сражении в числе прочего просит о награждении наиболее отличившихся нижних чинов Аннинскими медалями:

«…не благоугодно ли Вашему Величеству повелеть доставить ко мне 300 знаков отличия св. Анны для раздачи унтер-офицерам и рядовым, кои особенно будут рекомендованы».

 С учреждением в 1807 году Знака Отличия Военного ордена (солдатского Георгиевского креста) для солдат и матросов главным назначением Аннинской медали стало вознаграждение за выслугу 20 лет в нижних чинах. Позднее особым положением о Знаке Отличия ордена св. Анны, утвержденным 11 июля 1864 года, эта награда стала даваться

«за особые подвиги и заслуги, небоевые, на службе или вне служебных обязанностей совершенные, но выходящие из круга тех отличий, за которые жалуются прочие ныне существующие награды».

 Медаль стали давать за проявление храбрости, решительности и находчивости, хотя и в небоевой обстановке, но когда награжденный рисковал жизнью либо совершал поступки, следствием которых были «очевидная польза правительства» или «открытие важных сведений, до правительства относящихся». В числе таких «подвигов» возможна и поимка важного государственного преступника.

  К началу XIX столетия его кавалеров в России насчитывались уже сотни. Среди них были и известные герои. Так, в 1770 году Аннинским кавалером стал сорокалетний А. В. Суворов. Это был его первый орден. Впрочем, за оставшиеся три десятка лет своей военной карьеры Александр Васильевич успел получить все остальные отечественные награды и, кроме того. множество иностранных.

После разделения в 1797 году ордена на степени высшая. 1-я стала наградой исключительно для генералов и соответствующих им по рангам гражданских чиновников. Впрочем, известно одно любопытное исключение из этого правила, относящееся еще ко времени правления Павла I. В 1799 году небольшой десантный отряд под командованием капитан-лейтенанта российского флота Г. Г. Белли во время войны с французами, совершив марш по итальянской территории, взял г. Неаполь, имея в своем подчинении менее 600 человек. Когда Павел узнал об этом, он, по преданию, сказал: «Белли думал меня удивить, так и я удивлю его»,- и наградил его, капитан-лейтенанта, орденом св. Анны 1-й степени.

В эпоху Отечественной войны 1812 года также было единственное награждение орденом св. Анны 1-й степени не генерала — его получил полковник Е. И. Властов за успехи«при разных экспедициях против французов». Остальные награжденные орденом этой степени были исключительно лица с генеральскими чинами, а таких оказалось 224 человека. В их числе были 54 героя, получивших Знаки Ордена св. Анны, украшенные бриллиантами, что повышало значение награды.

Один из будущих декабристов, князь С. Г. Волконский, также стал кавалером ордена св. Анны 1-й степени за участие в войне с Наполеоном. Многие из его коллег заслужили орден св. Анны 2-й степени — таких из будущих декабристов оказалось 17 человек. Трое — М. Ф. Орлов, М. А. Фонвизин, М. Ф. Митьков — имели этот орден с драгоценными украшениями. Среди тысяч русских офицеров, получивших 3-ю степень ордена св. Анны на оружие, также встречаются фамилии будущих заговорщиков — А. 3. Муравьева, Н. М. Муравьева, М. И. Муравьева-Апостола, И. Д. Якушкина и других. Между прочим, первоначально Знак Ордена св. Анны 3-й степени на оружие изготавливался, как и все знаки любой степени русских орденов, из золота. Но в ходе Отечественной войны число награжденных Аннинским оружием оказалось настолько велико (только в 1812 году в армию были отправлены 664 шпаги и сабли со знаком ордена 3-й степени, а также две флотские сабли для морских офицеров), что в целях экономии в трудное военное время решили изготавливать знаки этой степени из недрагоценного металла, томпака, причем награжденный получал лишь знак и прикреплял его к уже имеющемуся у него личному холодному оружию. В 1813 году в армию был послан 751 такой знак, а в следующем. 1814 году- 1094 знака.

В 1815 году орден св. Анны был разделен на четыре степени, причем Аннинское оружие стало низшей, 4-й:

3-ю степень следовало носить в петлице, 2-ю — на шее и 1-ю, как и раньше — на широкой ленте через плечо со звездой на правой стороне груди.

  Особенности награждения орденами в России

Для ведения всех дел по награждению орденами в апреле 1797 г. Павлом I была учреждена Орденская канцелярия.

В 1798 г. Эта канцелярия была преобразована в Капитул российского кавалерского ордена, который позднее, с января 1832 г., стал именоваться Капитулом российских императорских и царских орденов. Наряду с Капитулом существовал также Комитет для рассмотрения представления к высочайшим наградам, следивший за тем, чтобы при представлении к наградам были соблюдены установленные нормы, чтобы испрашиваемая награда соответствовала служебному положению награждаемого и т.д.

Наградная система дореволюционной России имела ярко выраженный классовый характер. Несмотря на учреждение нескольких незначительных наград для нижних чинов царской армии и мелких гражданских чиновников, вся система наград имела одну цель – укрепит господство правящего класса. Царское самодержавие видело в лице награжденных орденами и поощренных различными видами «царской милости» опору престола, ибо многие награды и поощрения сопровождались порой установлением для награжденный льгот и привелегий.

В основном орденском законе «Установление об орденах», утвержденном Павлом I в день коронации 5 апреля 1797 г. Сказано: «Ордена устанавливаются в честь и награду истинных заслуг на поприще гражданских и военных доблестей и подвигов и в поощрение ревности ко благу и пользе Отечества». Были утверждены правила награждения и определены льготы кавалерам орденов.

Мы видим, что кавалеры орденов выделялись привилегиями и льготами. Это имело скрытый вид подкупа. Несомненно, ордена вручались и за конкретные заслуги перед Отечеством, т.е. были заслужены, но в период конца XVIII-XIX вв. вручение наград приняло значение подкупа.

Эволюция наградного дела и в России, и на Западе шла в XVIII-XIX веках в едином русле. Если в начале XVIII века орден был исключительной «почестью» для немногих приближенных к монарху особ, то уже к концу века круг награждаемых лиц значительно расширяется, а в следующем столетии орден утверждается как знак отличия для бесчисленных представителей чиновничье-бюрократического аппарата и армии – двух столпов самодержавного строя.

За всеми  наградами был как бы закреплен определенный ранг. Будь то Станислав 3-й степени, Анна «на шее» (2-я степень), Александр Невский – каждый из этих орденов точно указывал место своего владельца на социальной лестнице.

Насколько четко определялось орденом положение человека в обществе, прекрасно видно из рассказа А.П. Чехова «Толстый и тонкий».

Вот как сообщают друг другу о своих успехах встретившиеся после многих лет разлуки бывшие друзья детства:

«– Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год, Станислава имею… Ну а ты как? Небось уже статский? А?

– Нет, милый мой, поднимай повыше, — сказал толстый. – Я уже до тайного дослужился… Две  звезды имею».

Ордена «толстого», который дослужился до чина тайного советника(III класс по «Табели о рангах»), – это первые степени Станислава и Анны.

Со времени учреждения Павлом I Орденской канцелярии осталось следующее правило: награждение высшим орденом – Андрея Первозванного – влекло за собой получение и всех прочих «мужских именований» — Александра Невского, Анны 1-й степени, а позже также Станислава 1-й степени и Белого Орла.

С 1842 года пост канцлера Капитула занимал министр императорского двора, но «верховным начальником» или «гроссмейстером» российских орденов всегда считался император.

Лишь ему принадлежало право награждать орденами своих подданных. В XIX веке, когда число кавалеров увеличивалось с каждым годом, только лица, удостаиваемые высших государственных наград – орденов Андрея первозванного, Александра Невского, Белого Орла, Владимира И Георгия 1-й, 2-й и 3-й степеней, а также Анны и Станислава 1-й степени,  — получали их с грамотами или рескриптами за собственноручной подписью монарха. Все же прочие награды жаловались «высочайшим» указом Капитулу орденов, а последний уже выдавал награжденному знаки ордена и стандартные грамоты, на бланках которых вписывались чин и фамилия кавалера, указывались отличие, за которое следовала награда, дата указа о награждении и подпись канцлера  Капитула. В военное время процедура могла еще больше упрощаться, так как командующие армиями имели право награждать от имени императора орденами Георгия и Владимира 4-й степени, всеми степенями (кроме 1-й) орденов Анны и Станислава.

Не трудно заметить, что происходило деление по классам, т.е. если определенным орденом мог быть награжден только человек определенного положения в «Табели о рангах», то получается, что император подписывал грамоты только чиновникам высокого ранга, остальным же подписывал документы канцлер Капитула. Это вновь демонстрирует ярко выраженное классовое движение в царской России.

Еще одной знаменательной чертой награждения в царской России был так называемый финансовый вопрос. Стоит подумать, откуда же государство брало деньги на такие массовые награждения, проводившиеся в России в XVIII-XIX вв.

Капитул распоряжался значительными денежными суммами. Они складывались помимо казенных ассигнований, из единовременных взносов, которые должны были платить, все награждаемые орденом, за исключением кавалеров ордена Георгия. Например, с 1860 года эти взносы были следующими: при получении ордена Андрея Первозванного – 500 руб., Екатерины 1-й степени – 400, 2-й степени – 250, Владимира 1-й степени – 450, Александра Невского – 400, Белого Орла – 300, Анны 1-й степени – 150, 2-й – 35, 3-й – 20, 4-й – 10 руб.; Станислава 1-й степени – 120 руб., 2-й – 30 и 3-й – 15 руб.(в военное время для офицеров суммы уменьшались наполовину) .

Казалось бы странно, что за свои же заслуги надо еще и платить. Но таковой была наградная система во времена правления императоров. Исходя из этого, можно сделать вывод, что в большинстве случаев награда – это ничто иное, как просто награда за выслугу и показ заботы государства о своих подданных.

Кроме того, по статуту все ордена должны были заниматься благотворительность. Орден Андрея Первозванного, например, имел под своим попечительством петербургский и московский Воспитательные дома. Орден Екатерины с 1797 года управлял смольным институтом благородных девиц, на средства ордена существовали училище св. Екатерины и Мариинский институт. На другие ордена возлагались надзор и устройство разного рода заведений для инвалидов и неимущих в обеих столицах. «неизвестно, однако, — не без иронии писал журналист в конце прошлого века, — каким образом предписания эти исполнялись на деле и с каким именно успехом».

Непонятно также и то с какой целью предписывались такие обязанности орденам. Либо это обязательство, которое должно быть выполнено по велению государя для интересов государства. А может это попытка показать, что орденами награждаются люди, действительно ревностно относившиеся к своей стране и согражданам, желающие всякой возможностью помочь нуждающимся и ущемленным. На этот вопрос нельзя дать четкий ответ. Но все же хотелось бы верить, что причина этого явления заключается во втором предположении.

Такие порядки были не всегда. Во времена войны, настоящие герои награждались заслужено, с них не требовали выплат. Это утверждение ярко иллюстрирует Рескрипт за награду, врученную за подвиг братьев Панаевых. Он гласит:

«братья Панаевы, проникнутые глубоким сознанием святости данной ими присяги, бесстрашно исполнили долг свой до конца и отдали жизнь свою за царя и Родину.

Все три брата награждены орденом Св. Георгия 4-й степени, и их смерть в открытом бою является завидным уделом воинов, ставших грудью на защиту Меня и Отечества.

Такое правильное понимание своего долга братьями Панаевыми всецело отношу к их матери, воспитавшей своих сыновей в духе беззаветной любви и преданности к престолу и родине.

Сознание, что дети ее честно и мужественно исполнили долг свой, да наполнит гордостью материнское сердце и поможет ей стойко перенести ниспосланное свыше испытание.

Признавая за благо отметить заслуги передо мною и Отечеством вдовы полковника Веры Николаевны Панаевой, воспитавшей героев сыновей, жалую ее в соответствии со ст. 8-ю статута знака отличия св. Равноапостольной  княгини Ольги, сим знаком 2-й степени и пожизненной ежегодной пенсией в 3000 рублей.

Пребываю к вам благосклонный. Николай.» 

Это яркий пример, проявления заботы о героях, но не военное ли время заставило так вести государя. Хотелось бы верить, что нет, что на самом деле теперь награды стали вручаться за подвиги, а не за иные проявления власти монарха.

Правила ношения орденов

Золотые награды высших достоинств носили в допетровской Руси на золотых нагрудных цепях, остальные пришивались на одежду.

В XVIII- начале XIX в. полагалось носить только один (высший) знак каждого ордена, снимая знак низшей степени и возвращая его в Капитул. Правила ношения орденов много раз изменялись и окончательно были установлены и утверждены Александром III для военных 15 декабря 1889 г. И для гражданских чиновников – 31 мая 1890 г.

На широкой ленте через плечо у бедра носили обычно старший орден. Ленты орденов Св. Андрея Первозванного, Св. Георгия, Св. Владимира и Св. Святослава надевались через правое плечо, а Св. Александра Невского, Белого Орла и Св. Анны – через левое. Только звезда ордена Св. Анны прикреплялась на правой стороне груди, остальные – на левой. На шее могли висеть на узких лентах несколько крестов 1-3-й степеней, один над другим по старшинству, а при одежде закрытого типа только старший, а остальные выпускались из-за борта. Кресты и медали, соединенные на общей колодке в порядке старшинства, носились на левой стороне груди.

В порядке убывания их старшинства ордена при ношении располагались в такой последовательности: Св. апостола Андрея Первозванного, Св. Георгия 1-й степени, Св. Владимира 1-й степени, Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Георгия 2-й степени, Св. Владимира 2-й степени, Св. Анны 1-й степени, Св. Станислава 1-й степени, Св. Георгия 3-й степени, Св. Владимира 3-й степени, Св. Анны 2-й степени, Св. Станислава 2-й степени, Св. Георгия 4-й степени, Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 3-й степени, Св. Станислава 3-й степени, Св. Анны 4-й степени.

Знак отличия военного ордена(Георгиевский крест) всех степеней, который жаловался нижним чинам, не снимался при производстве в офицеры и носился на мундире при всех, без исключения, орденах, левее ордена Св. Станислава 3-й степени и правее всех медалей.

Кресты орденов высшей степени и ордена, не имеющего степеней, носились со звездой, которая прикреплялась на груди , крест располагался на будре, на широкой (10-11 см) ленте, надеваемой через плечо. Ордена следующий степени носились на более узких лентах (5-5,5 см) на шее, а низших степеней – в петлице или на груди. Особым образом носился орден анны 4-й степени: на эфесе холодного оружия.

С 1855 года к знакам всех орденов (кроме Георгия), которые предназначались в награду за военные подвиги, стали добавлять скрещивающиеся мечи. До этого отличительным знаком для боевых орденов был бант из орденской ленты. Но полагался он только к орденам Владимира 4-й степени (с 1789 г.) и Анны 3-й степени (с 1828 г.).

Орденские звезды, если их было несколько, размещались на груди одна над другой, в порядке старшинства (сверху – высшие ордена), но не больше трех. Долгое время они делались шитыми из металлических блесток и нитей, именно такие звезды выдавались Капитулом. Только с 1854 года для всех орденов были официально введены металлические кованные звезды.

Начиная с павловского  времени кавалерам запрещалось самовольно украшать свои знаки драгоценными камнями, и крест со звездой(Андрея Первозванного), осыпанные бриллиантами (алмазами), стали как бы особой, высшей ступенью ордена, жалуемой исключительно по личному усмотрению императора. Знаки высшего ордена стали в дореволюционной России частью воинской символики. Андреевская звезда была в военной атрибутике своеобразным символом гвардии и украшала гвардейские головные уборы, а также – лядунки – сумки для патронов, суперверсты у кавалергардов тяжелой гвардейской кавалерии и даже черпаки – суконные подстилки под седло.

 

Возрождение орденов в Российской федерации

Мы рассмотрели историю появления и награждения орденами Андрея Первозванного и Георгия Победоносца во времена правления династии Романовых в России. Теперь стоит сказать, что эти ордена перестали существовать во времена СССР. Это было обусловлено тем, что СССР – страна рабочего класс – пролетария. А эти ордена вручались и белым генералам и царскому окружению, против которого выступали большевики. Естественно страна Советов не могла вручать данные ордена своим гражданам. Но пришло время перестройки, СССР распался, породив собой 15 независимых государств, которые продолжили свое развитие по тому или иному пути. Россия явилась преемницей СССР, естественно, оставив какие-то черты этого государства. Но все же Россия вернулась и к некоторым обычаям и традициям, использованных в Российской империи, и забытых страной Советов. Одним из таких обычаев был церемониал вручения наград и некоторые награды. К нам вернулись ордена Андрея Первозванного, орден Георгия Победоносца и др. Покажем какими теперь являются эти награды. Но сначала продемонстрируем как эти награды были упразднены.

Хотя специального постановления Советской власти об отмене царских орденов не было, они все же прекратили свое существование как атрибуты рухнувшей империи Романовых.

Произошло это после издания 12(25) ноября 1917 г. Декрета ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», который гласил:

«Статья 1-я. …Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а ровно и все гражданские чины упраздняются.

Статья 2-я. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина и пр.), титулы (княжеские, графские и пр.) и наименования гражданских чинов (тайные, статские и проч. советники) уничтожаются, и устанавливается одно, общее для всего населения России наименование – граждане Российской Республики».

Таким образом этим Декретом  подразумевалось упразднение вместе со старыми чинами и званиями и отживших свой век орденов.

Но крушение СССР также привело к изменениям в наградном деле.

Указом президента от 1 июля 1998 года №757 «О восстановлении ордена Святого апостола Андрея Первозванного» учрежден новый высший орден России – орден Святого апостола Андрея Первозванного. В указе говорится: «Отдавая дань уважения трехвековой истории ордена Святого апостола Андрея Первозванного – высшей государственной награде России и в целях совершенствования системы государственных наград Российской Федерации постановляю: 1. Восстановить орден Святого апостола Андрея Первозванного…» Знаки его те же, что и у императорского – крест, звезда, голубая лента и орденская цепь, правда, незначительно измененные.

Приведем часть статута ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

1.Орден Святого апостола Андрея Первозванного является высшей государственной наградой Российской Федерации.

2.Орденом Святого апостола Андрея Первозванного награждаются выдающиеся государственные и общественные деятели и другие граждане Российской Федерации за исключительные заслуги, способствующие процветанию, величию и славе России.

3.Орденом Святого апостола Андрея Первозванного могут быть награждены за выдающиеся заслуги перед Российской Федерацией главы и руководители правительств зарубежных государств…

6.При ношении ленты ордена Святого апостола Андрея Первозванного на планке, она располагается выше других орденских лент.

Заметим, что спустя 80 с лишним лет, орден Святого апостола Андрея Первозванного вновь стал высшей наградой нашего государства.

Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина № 1463 от 8 августа 2000 года утвержден Статут ордена Святого Георгия и Георгиевского креста. Короткие статуты этих Георгиевских наград дают нам представление о сходстве и отличии с императорскими.

Приведем некоторые пункты этого статута.

Статут ордена Святого Георгия:

1.Орден Святого Георгия является высшей военной наградой Российской Федерации.

2.Орденом Святого Георгия награждаются военнослужащие из числа старших и высших офицеров за проведение боевых операций по защите Отечества при нападении внешнего противника, завершившихся полным разгромом врага, ставших образцом военного искусства, подвиги которых служат примером доблести и отваги для всех поколений защитников отечества и которые награждены государственными наградами Российской федерации за отличия, проявленные в боевых действиях.

3.Орден Святого Георгия имеет четыре степени:

орден Святого Георгия I степени

орден Святого Георгия II степени

орден Святого Георгия III степени

орден Святого Георгия IV степени…

6.При ношении лент ордена на планках они располагаются выше других орденских лент по очередности убывания степени ордена, после ленты ордена Святого апостола Андрея Первозванного41.

Таким образом, мы видим, что Россия вернулась к своим главным орденам, но в то же время, она не забывает и орденов и медалей времен СССР. Сейчас существуют также медаль Героя России и др.

 Историю нашей страны можно сравнить с морской гладью: то штиль, то шторм, то ветер несет вперед навстречу новым открытиям, то буря, заносящая не- весть куда. Спокойствие в нашей стране – понятие редкое. То иноземные вторжения завоевателей, то бунты и мятежи внутри государства Российского. Но какие бы сильные испытания не приходилось вынести нашей стране, она могла выстоять и победить. Естественно, что этого бы не произошло не будь у нас героических и отважных граждан, готовых пожертвовать собой на благо страны. Таких людей государство стало выделять и награждать. Но процесс награждения из процесса восхваления подвигов тех, кто действительно этого заслужил, переходит в поощрение государем людей, кто ничего особенного не сделал. Награждение приобретает характер пропаганды монархического строя. Этим процессом император завоевывал поддержку ряда слоев населения.

Естественно, такая политика приносила свои результаты, но страну подстерегали перемены, настолько кардинальные, что все перевернулось с ног на голову. С приходом к власти большевиков власть перешла к пролетариату, а бывшие «высшие» слои общества стали теперь «низшими». Такие же изменения коснулись и наградного дела. Теперь награды получали все кто доблестно сражался на поле боя и проявлял себя в труде.

Теперь же, когда СССР прекратил свое существование, наступил новый этап развития наградного дела. Правительство решило вернуться к ряду наград царской России. Это не связано с тем, что нынешняя Россия возвращается к системе правления царской России. Это прежде всего дань истории нашего государства. Также сохранился ряд советских наград, правда несколько видоизмененных. Сейчас награждаются как за боевые подвиги, так и за достижения в социального, спортивного, культурного плана. Но главным достижением, по моему мнению, является уничтожение сословной системы награждения. В демократической стране не должно быть деления на классы. Пусть пока в нашей стране и нет совершенного равенства населения, все же будем надеяться, что все же наступит то время, когда у каждого из граждан Российской федерации будут равные права и возможности. Тогда наше государство станет по-настоящему великим.

http://www.bestreferat.ru/referat-165925.html

http://viacheslawlog.narod.ru/katalog_ordenov_i_medalei/

исторические объекты, История
About Старикова Юлия