Blog

20.11.2012

Сампсониевский собор

Сампсониевский собор — одно из старейших зданий города.

Сампсониевский собор– один из немногих памятников культовой архитектуры первой половины XVIII века, сохранившихся до наших дней.

На том месте, где сегодня стоит собор, в конце ноября 1709 года по указу Петра I была заложена деревянная церковь.

Она была освящена в 1710 году в честь святого Сампсония Странноприимца: именно в день этого святого, 27 июня 1709 года, русские войска нанесли сокрушительное поражение шведской армии в битве под Полтавой.В те времена было принято увековечивать великие деяния и битвы триумфальными арками или колоннами. Но царь-реформатор  справедливо решил, что русскому человеку ближе и понятнее будет вновь построенная церковь.

В память о сражении, определившем исход Северной войны, Петр Великий приказал построить церковь.

Символично, что на стенах колокольни собора установлены чугунные доски с текстами
речей и приказов Петра I  до и после Полтавского сражения. 
Вот что начертано на доске, расположенной на южной стороне колокольни:
«Воины! Пришел час, который должен решить судьбу Отечества, Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за Православную нашу Веру и Церковь. Не должна вас смущать слава непобедимости неприятеля, которой ложь вы доказали не раз своими победами. Имейте в сражении перед собою правду и Бога, защитника вашего, а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога; жила бы только Россия, благочестье, слава и благосостояние ея».

Место для возведения храма было выбрано не случайно: церковь построили возле Выборгской дороги, ведущей в петровские времена в сторону владений шведского короля. Направляясь на поля сражений Северной войны и проходя мимо этого храма,  войска  поднимали свой боевой дух и испытывали чувство гордости за победу русского оружия.

В начале XVIII века эта церковь находилась в отдалении от административного центра города, и это оказалось удобным для открытия здесь в 1711 году первого городского кладбища. Рядом с храмом Преподобного Сампсония Странноприимца нашли последнее упокоение первые петербургские архитекторы Д.Трезини, А.Шлютер, Ж.-Б.Леблон и Г.И.Маттарнови, скульптор К.Б.Растрелли, первый русский экономист И.Посошков, живописцы Л.Каравак и С.Торелли.

Рядом с собором сохранился памятник, о котором К.Ф.Рылеев писал в своем поэтическом цикле «Думы»:

Сыны Отечества! В слезах
Ко храму древнего Самсона!
Там за оградой, при вратах
Почиет прах врагов Бирона!
Отец семейства! Приведи
К могиле мученика сына;
Да закипит в его груди
Святая ревность гражданина!

Казненные «враги Бирона» А.П.ВолынскийА.Ф.Хрущов и П.М.Еропкин были захоронены возле храма по приказу Анны Иоанновны. Позже по указу императрицы Екатерины II здесь была установлена мемориальная плита, а в 1885 году поставлен памятник по проекту скульптора М.А.Щурупова.

В 1728 году на месте деревянной церкви началось строительство каменного Сампсониевского собора.

Его автор неизвестен, однако, возможно, что храм строился по проекту Д. Трезини.

Во внешнем облике собора гармонично сочетаются архитектурные черты допетровской эпохи и элементы европейской архитектуры.

Общий стиль храма специалисты определяют как «анненское барокко» (собор достраивался при императрице Анне Иоанновне), однако для него характерны и элементы традиционного русского зодчества, которые можно встретить в соборах Москвы и Ярославля 17 века. Например, типичным элементом русской архитектуры является завершение колокольни храма восьмигранным «шатром» с небольшими оконцами и луковичной головкой.

Главная достопримечательность Сампсониевского собора — резной золоченый иконостас первой половины 18 века высотой 11 метров.


Сампсониевский собор в Санкт-Петербурге — одноэтажное сооружение на ленточном бутовом фундаменте из лещадной плиты, с известняковым цоколем и кирпичными оштукатуренными стенами.
Высота здания до карниза — 8,2 м; до креста купола — 35,1 м. Собор завершает восьмигранник с ложными окнами, увенчанный пятиглавием с богато декорированными крестами. С востока храм завершает полукруглая апсида, увенчанная маковкой с крестом.
За годы своего существования Сампсониевский храм неоднократно перестраивался. Так, в 1761 году на средства М.Я.Грязновского-Лапшина, племянника первого попечителя Сампсониевской церкви, к основному куполу были пристроены четыре декоративных деревянных барабана с малыми главками. Тогда же железом покрыли кровлю храма.
Вход в собор декорирован фронтоном с горельефом, изображающим ангелов с трубами (работа скульптора Гейдлиха по рисунку Н.Е.Лансере), и двумя полунишами с головками херувимов. С северной и южной сторон храма — открытые галереи с пятью проемами каждая. В стены галерей вмонтированы надгробные доски.
Несмотря на неоднократные реставрации, за время своего существования облик Сампсониевского собора практически не изменился.

 

Часовня
Часовня Сампсониевского собора была построена в 1909 году по проекту архитектора А.П.Аплаксина, предположительно на месте алтаря первой Сампсониевской церкви. Это здание с гранитным цоколем, квадратное в плане, площадью 9 кв.м, оформлено в барочном «растреллиевском» стиле.
В верхней части фасада часовни представлена лепная композиция — Всевидящее Око Господне в облаке и короны на иониках. Ниши и оконный проем обработаны наличником с архивольтами. Завершается часовня фонариком с главкой луковичной формы.

Колокольня
Автор колокольни Сампсониевского собора — неизвестный архитектор. Она представляет собой трехъярусную, квадратную в плане башню, верхняя часть которой — восьмигранный шатер. Шатер завершается главкой луковичной формы. В первом ярусе колокольни — арочный проезд и боковые флигели-пристройки.
I ярус. Углы башни декорированы рустованными пилястрами. Лицевые фасады украшены наличниками с сандриками, а верхняя часть оформлена в виде картуша. На них — тексты речей императора Петра I, произнесенных им в день Полтавского сражения. Записал их Феофан Прокопович.
Южная сторона:

«Воины! Пришел час, который должен решить судьбу Отечества, Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и Церковь. Не должна вас смущать слава непобедимости неприятеля, которой ложь вы доказали не раз своими победами. Имейте в сражении перед собою правду и Бога, защитника вашего, а о Петреведайте, что ему жизнь не дорога; жила бы только Россия, благочестье, слава и благосостояние ея».
На южной стене слева:
«Здравствуйте, сыны Отечества, чады мои возлюбленные! Потом трудов моих создал Я вас; без вас государству, как телу без души, жить невозможно, Вы, имея любовь к Богу, к вере православной, к Отечеству, славе и ко мне, не щадили живота своего и на тысячу смертей устремлялись небоязненно. Храбрыя дела ваши никогда не будут забвенны у потомства».
На северной стене:
«Никто не может более как сии несли тяготу дневную и нощную за любовь Божию, Матерь Церковь. Целость Отечества и за Государя, положили души свои и кровию венчалися и подвиги страдальческие явили. Храбрые воины! Вы увенчались страдальческим венцом и предстоите пред престолом царя небесного. Поборайте же своими молитвами правому оружию моему, поднятому на благо Отечества. Воины благочестивые, за благочестие кровию венчавшиеся, лета от воплощения Бога Слова 1709-го июня 27 дня».
Все три доски чугунные, литые. Их форма строго соответствует форме ниш. Тема досок, их количество и форма позволяют заключить, что доски были специально созданы для колокольни Сампсониевского собора. Время их изготовления — после 1909 года, т.к. ниши, по форме которых они выполнены, появились лишь в ходе реставрационных работ.
Текст 1-й доски (восточной, на южной стене) представляет собой приказ Петра, данный в канун Полтавского боя 26 июня.
Текст второй — речь Петра к своим военачальникам после окончания сражения. Редакция этих речей представлена в книге И.Ф.Павловского «Битва под Полтавой и ее памятники». Полтава, 1909.
Известны несколько редакций этих речей. Помещенные на колокольне доски — прекрасный пример подобного рода памятников, где гармоничны выразительный текст литературы, умелое решение композиции и символичность места установки.
В арочном проеме колокольни — чугунные ворота. Арочный проезд вымощен лещадными плитами.
II ярус. Обработан парными пилястрами тосканского ордера, опирающимися на постамент в виде угловых тумб. Стены обработаны нишами с венчающими их наличниками.
III ярус. Каждая из его граней завершается фронтоном. На площадке третьего яруса колокольни находится чугунный колокол XVIII века. Восьмигранный шатер завершен луковичной главкой с крестом.

Ограда
Первоначально у храма было каменное ограждение с глухими дверными полотнищами. Во время реставрации 1909 года его заменили легкой металлической оградой с ажурными въездными воротами под звонницей, исполненными по эскизу архитектора Н.Е.Лансере.

 

Декоративное убранство

Сампсониевский собор в Санкт-Петербурге — типичный для XVIII века однонефовый храм, вытянутый в длину и завершающийся овальной апсидой. В плане он представляет собой прямоугольник (44,0 х 24,2 м). Здание площадью 806 кв.м состоит из трех разновеликих объемов: трапезной, в которой расположены приделы Иоанна Богослова и Михаила Архангела, и основного ядра храма, завершающегося главным алтарем, снаружи выделенным полукружием апсиды.

Первоначально пол собора был чугунным, в 1830-е годы его заменили каменными плитами. Но из-за сырости и холода каменное покрытие оказалось вредным для резных деревянных иконостасов. Пол сделали деревянным, а в стенах храма устроили четыре вентиляционных канала. Вплоть до 1852 года Сампсониевский собор отапливался не полностью. Печное отопление было только в западной части, поэтому зимой богослужения обычно проводились в малых приделах.

Алтари приделов ограждены железными решетками так же, как и «места для сирых и убогих», расположенные напротив малых алтарей.

В предалтарной части интерьера росписи сохранились фрагментарно. Согласно проведенным А.П.Аплаксиным исследованиям, в 1740-е — 1750-е годы своды были окрашены в белый тон по алебастровой затирке, а стены — клеевой краской, бирюзовым тоном. Позже стены храма перекрасили в серо-зеленые тона. В 1860-е годы стены и своды храма были покрыты росписью в стиле ампир. После реставрации 1909 года роспись на сводах была забелена. Библейские росписи на сводах сохранились, но были дополнены барочным обрамлением. Роспись «Троица» на предалтарном своде до нашего времени не сохранилась, в отличие от Саваофа за малыми алтарными преградами. Композиция «Два ангела с крестами» над аркой восточного люнета, частично утраченная к 1909 году, была заменена ангелами, венчающими образ Каплуновской Богоматери, которым благословляли русские войска перед Полтавским сражением. Утрачен картуш западного люнета с видом Сампсониевского собора.

Прекрасно сохранилась настенная роспись «Император Петр I» на стене центрального предалтарного придела.

Сампсониевский собор — редкий храм в Петербурге, в котором сохранились все 68 икон его иконостасов. Большинство из них датировано 1720-1760 годами, в том числе три редкие подписные иконы А.Квашнина, А.Поспелова и Т.Баженова (исключение из традиции — обычно православные образы не подписываются).

В 1909 году по проекту А.П.Аплаксина с запада к трапезной был пристроен притвор.

На северной и южной стенах трапезной помещены самые крупные в Петербурге Лицевые Святцы со святыми, поминовение которых приходится на период с января по декабрь. В стены центрального нефа трапезной вмонтированы три надгробные плиты XVIII века: И.Ф.Набокова, С.А.Жеребцовой и Григория Федоровича.

У южного иконостаса Михаила Архангела – четыре яруса и 22 иконы. В царских вратах — подписная икона Ивана Квашнина «Евангелист Иоанн» (1720 г.). Декор иконостаса свидетельствует о переходном времени его создания: рядом с барочными картушами и рокайльными завитками мотивы классицизма — розетки, гирлянды, каннелированные пилястры ионического ордера.

Северный иконостас Иоанна Богослова был сооружен в первой половине XVIII века, он четырехъярусный, с 22 иконами, причем часть иконостаса с двумя иконами вынесена на северную стену храма. Декор отличается стилистическим единством и гармоничностью. Изысканность деталей и утонченность орнамента позволяет отнести иконостас к стилю рококо.

На западной стене центрального предалтарного нефа сохранилась роспись » Император Петр I», датируемая 1740 годом.

Основатель Сампсониевского собора изображен выходящим из походной палатки, по сторонам от которой размещены военные трофеи. На столе рядом с императором — символы власти, скипетр и корона. Петр Алексеевич благодарит провидение за одержанную победу над шведами. Благоговейно приложив левую руку к груди, он направляется к престолу основанного им храма. Вечерний пейзаж на заднем плане, окрашенный прозрачными тонами заходящего солнца, символизирует окончание дня триумфальной битвы. Роспись выполнена по штукатурке масляными красками неизвестным русским живописцем восемнадцатого столетия.

Главный иконостас Сампсониевского собора — блестящий образец стиля барокко, представленный в начальной стадии творчеством И.П.Зарудного (иконостас Петропавловского собора) и достигший расцвета в произведениях Франческо Бартоломео Растрелли. Время создания этого шедевра — 1730-е годы, период так называемого «анненского барокко». Автор проекта иконостаса не установлен, но широта замысла, легкость и изящество его воплощения предполагает руку гения, соединившего в своем творении черты традиционного русского деревянного иконостаса с размахом, внутренним напряжением и экспрессивностью западноевропейского барокко.

В отличие от иконостаса Петропавловского собора, алтарная преграда Сампсониевского храма решена в виде высокого иконостаса и выполнена из липового дерева, с пятью ярусами: местным, праздничным, апостольским, пророческим и крестных страданий.

Иконостас целиком занимает восточную стену интерьера и, подобно великолепной декорации, замыкает пространство храма. Обилие декора, светская трактовка скульптурных изображений, отличающихся изысканностью силуэтов, свободной постановкой в пространстве, мажорное звучание зеленых тонов, смягченное приглушенным сиянием позолоты, — все это несет на себе отпечаток большого стиля дворцового зодчества XVIII столетия.

Отличительная особенность главного иконостаса — его резьба. Это и прямые и витые колонны, растительный орнамент которых поражает своим богатством и пышностью, головки и фигурки херувимов, кронштейны и картуши. Если ангелы третьего яруса с символами крестных страданий достаточно статичны, то остальные элементы убранства полны барочного движения, чередования света и тени в позолоте.

Образцы русской школы резьбы по дереву XVIII века — надпрестольная сень и престол главного иконостаса.

Сень представляет собой четырехскатный шатер-балдахин, поддерживаемый четырьмя витыми колоннами на пьедесталах. Колонны декорированы накладной резьбой в виде виноградной лозы с кистями. Антаблемент сени украшен дентикулами, по нижнему краю — фестонами с кистями. Детали декора позолочены, фон — темно-зеленый. С внутренней стороны балдахина располагались полихромные композиции, исполненные масляными красками на холсте.

в центре — «Святой Дух»;
юг — «Оплакивание Христа»;
север — «Положение во гроб»;
запад — «Моление о чаше»;
восток — «Распятие Христа».

Сохранились также 5 изображений херувимов, выполненных маслом по деревянной основе.

Престол главного алтаря был изготовлен в первой половине XVIII века. Он покоится на четырех опорах в виде символов четырех евангелистов — ангела, льва, тельца и орла (основание каждой фигуры — золоченое резное облако). Опоры престола скреплены крестовиной, в центре которой на подставке — композиция «Агнец с хоругвью». Верхняя доска престола была выполнена из кипариса. В настоящее время престол демонтирован, имеет многочисленные утраты и нуждается в комплексной реставрации.

Из сохранившихся осветительных приборов храма можно назвать «пятистенник» (пятистенный фонарь на четыре свечи) XVIII века. Он изготовлен из бронзы, имеет остатки серебрения.

В центральном приделе — великолепное посеребренное паникадило, изготовленное русскими мастерами из меди и бронзы. Светильник шестиярусный, имеет навершие в виде креста и шаровидное завершение, украшено орнаментами в виде стилизованных цветов, ветвей и листьев. Это редкий образец сохранившихся церковных светильников XVIII века.

Сохранился от прежнего храма и ажурный кованый железный фонарь XVIII века на одну свечу, грушевидной формы, с выступающим ажурным орнаментом и подвеской.

Захоронения при Сампсониевском соборе

В 1717 году рядом с Сампсониевской церковью началось строительство военных госпиталей – Генерального Сухопутного и Генерального Адмиралтейского.

Примерный план кладбища показан на плане 1725 года из архива Майера, хранящегося в Музее истории города, здесь же приводятся его размеры – 65 х 80 саж. Таковым оно было до постройки нового, каменного Сампсониевского храма. К 1738 году кладбище увеличили как на север, так и на юг до размеров 132 х 78 саж.

Особенно интересен план 1738 года, на нем указано месторасположение «немецкого» кладбища. Оно находилось на расстоянии 106 м от южной границы православного кладбища, его размеры составляли 200 х 60 м.

В монографиях дореволюционных исследователей Сампсониевской церкви приводятся сведения, главным образом, о православном кладбище. Несмотря на то, что в первые десятилетия своего существования оно считалось общегородским, по причине своей отдаленности и труднодоступности для жителей левобережья Невы оставалось скорее приходским, и некоторое время (1732 – 1734 гг.) таковым был его официальный статус.

На Выборгской стороне в то время селились люди сравнительно скромного достатка, и, судя по всему, Сампсониевское кладбище не отличалось особой пышностью своих надгробий. Хотя этого нельзя и исключить, учитывая, что среди погребенных на кладбище были «князь-папа» боярин П.И.Бутурлин (1723 г.), его жена А.Е.Пашкова (1721 г.), малолетние дети князя Трубецкого (1735 г.).

Особую известность снискал Сампсониевский некрополь после того, как здесь были захоронены тела казненных «врагов Бирона»: А.П.Волынского,А.Ф.Хрущова и П.М.Еропкина. На предполагаемом месте их захоронения по указу императрицы Екатерины II была установлена мемориальная плита, а в 1885 году поставлен памятник по проекту М.А.Щурупова.

Здесь же был похоронен узник Петропавловской крепости первый русский экономист И.Т.Посошков (1726 г.). Точное место его могилы не установлено, поэтому на южной стене Сампсониевского собора, близ юго-восточного угла трапезной, укреплена бронзовая мемориальная доска.

По некоторым сведениям, на Сампсониевском кладбище был захоронен зодчий, ректор Императорской Академии художеств А.Ф.Кокоринов. Однако в других источниках указано, что его могила находится на Смоленском кладбище Васильевского острова.

На «немецком» кладбище были похоронены многие выдающиеся западноевропейские специалисты, приглашенные в XVIII в. на российскую службу. В первые годы существования Санкт-Петербурга иностранцев хоронили обычно в двух местах: на кладбище Александро-Невского монастыря и на Аптекарском острове, рядом с рекой Карповкой. Карповское кладбище в этом отдаленном районе не охранялось, «лихие люди» грабили могилы, поэтому негласно было дозволено хоронить иностранцев при их домах.

«Немецкое» кладбище при церкви Сампсона Странноприимца так же, как и православное, было общегородским. Были здесь участки, или, как тогда говорили, «дорожки» католическая, лютеранская, кальвинистская, англиканская и другие. В 1756 году на Васильевском острове открыли Смоленское евангелическое, а годом позже – Волковское евангелическое кладбища. Но до этого времени умерших в северной столице иностранцев должны были хоронить на Немецком Сампсониевском кладбище.

Археологические раскопки на территории Сампсониевского православного кладбища впервые были осуществлены в 1974 году. Студенты исторического факультета Ленинградского государственного университета под руководством преподавателей Ю.М.Денисова и Г.С.Лебедева, а также научного сотрудника Музея истории Ленинграда В.С.Воинова обследовали реставрируемый Сампсониевский собор около часовни А.П.Аплаксина.

Во время раскопок в соборе, в южной части трапезной, было вскрыто семь кирпичных склепов. Один из них был перекрыт каменной плитой с надписью, прочесть которую ввиду ее стертости не удалось, но смогли определить дату – январь 1728 года. Следовательно, это погребение появилось еще до начала строительства каменного Сампсониевского храма в 1728 году. По данным Н.Романченко, внутри собора было не менее восьми погребений, отмеченных настенными мемориальными досками.

Еще несколько мемориальных досок укреплено на южном фасаде храма. В настоящее время их пять, четыре находятся в галерее. На других фасадах собора досок нет, и, судя по всему, никогда не было.

Несколько склепов было обнаружено у часовни. Целью раскопок было обнаружение остатков первой деревянной Сампсониевской церкви. Найти их не удалось, но оказалось, что в непосредственной близости от часовни есть погребения в кирпичных склепах. Здесь же были найдены целые каменные надмогильные плиты, сдвинутые со своих мест, а также их обломки. Некоторые из плит были с надписями, другие без них. У восточной стены часовни была обнаружена плита над могилой Ф.В.Безобразова, государственного Санкт-Петербургской коллегии прокурора (1773 г.).

В сезон раскопок 1974 года было установлено, что как в соборе, так и рядом с ним имеется множество хорошо сохранившихся кирпичных склепов. Во время раскопок 1986 года решено было обследовать в пределах ограды храма всю территорию бывшего кладбища и выявить засыпанные землей надмогильные плиты, не потревожив при этом захоронения. Выяснилось, что плиты лежат под слоем грунта на глубине всего 20 – 30 см.

Вокруг часовни Аплаксина с южной стороны в 1974 году были найдены три плиты, все на своих первоначальных местах. Лишь на одной из них текст был прочтен полностью, на других удалось разобрать только даты погребения – 1726 и 1763 годы. Еще одна плита без надписи была частично перекрыта плитой Безобразова.

Во время раскопок было заложено множество шурфов с северной и восточной сторон часовни. На востоке удалось обнаружить еще семь плит, расположенных цепочкой параллельно собору. Все они лежали на глубине около 30 см. Пять плит покрыты надписями, вырезанными на лицевой стороне.

Ближайшая к часовне плита № 2 – самая ранняя из всех известных на кладбище. Она положена в 1725 году на месте погребения «девицы Ирины» (фамилия неразборчиво). Плита И.И.Лобозникова относится к 1733 году, выделяется как нестандартным содержанием текста, так и церковнославянским шрифтом. Расстояние между этими плитами – всего 27 см. Другая плита датируется 1765 годом. Ник. Григ. Лопотев, отставной от воинской службы солдат, умер в возрасте 85 лет и 5 месяцев. Возможно, что этот ветеран Северной войны доживал свой век в богадельне при Сампсониевском соборе. Дату захоронения И.Микитина не удалось установить, но следующая плита относится к 1768 году. Таким образом, на кладбище к востоку от Большого Сампсониевского проспекта располагались более поздние захоронения.

Обнаруженные плиты в какой-то мере позволяют восстановить порядок расположения могил в северной части кладбища. Все погребения, как и предписывает христианский обряд, были ориентированы головой покойника на запад. Захоронения производились рядами: направление рядов шло с севера на юг, перпендикулярно по отношению к продольной оси собора. Могилы располагались очень близко друг к другу, оградок у них не было.

В восточной части кладбища в 1974 году были найдены еще шест плит. На пяти из них были надписи, но на двух поверхность настолько сильно выветрена, что ничего прочесть невозможно. В этой группе выделяются две плиты: К.Г.Роговикова и его сына Федора, и вторая – жены Федора Натальи. Из надписей следует, что купец Роговиков умер в 1719 году, сын его Федор был убит в 1723 году, а тело его было найдено в Лахте в 1725 году. Вдова Наталья скончалась в 1767 году.

Ближе к собору находилась плита купца С.Ермильева (1761 г.), текст на которой нанесен курсивом. В отличие от захоронений Роговиковых, эта плита не отмечена у дореволюционных исследователей. Вероятно, к началу XX века могила Ермильева уже затерялась. Наконец, можно отметить еще одну плиту, надпись на которой сообщает о смерти двух годовалых дочерей поручика Бороздина.

На южном фасаде собора сохранилось всего пять памятных досок, четыре из них – в южной галерее. Среди них своей художественной резьбой выделяется беломраморная доска купца М.Грязновского-Лапшина (1769 г.), попечителя Сампсониевского собора, на деньги которого были сооружены четыре малые главки вокруг главного купола. Его родственник И.А.Лапшин был одним из инициаторов строительства первого Сампсониевского храма.

Все обнаруженные в ходе раскопок плиты датированы с 1725 по 1775 годы. Не исключено, что на большинстве захоронений ранее 1725 года надмогильных плит просто не было – на могилах стояли деревянные кресты.

Известно, что в первые годы строительства Петербурга камень ценился очень дорого, его не хватало. Все плиты, за исключением редких мраморных досок, изготовлены из путиловского камня, добыча которого в каменоломнях резко возросла как раз в последние годы царствования императора Петра I.

Во второй половине XVIII века надгробные плиты делались уже из гранита. Самая поздняя из плит Сампсониевского храма датирована 1773 годом и, по-видимому, время ее изготовления можно соотнести с закрытием кладбища.

По сведениям, подтвержденным материалами раскопок, на Сампсониевском кладбище захоранивались горожане всех сословий, но в основном среднего достатка: купцы, чиновники, отставные солдаты, рабочие Батальона строений.

Вряд ли можно согласиться с утверждением Н.Романченко, что здесь якобы погребались «простые колодники». Казненные Волынский со товарищи были хоть и опальной, но все-таки знатью. Возможно, исключением был выходец из крестьян И.Т.Посошков. К тому же в 1714 году на Выборгской стороне было устроено специальное кладбище для погребения «работников, каторжных и других, кроме знатных персон».

Среди обнаруженных надгробных плит не встречаются имена лиц известных, но в приведенном Н.Романченко «Списке покровов, пожертвованных в церковь св. Сампсония с указанием от кого они получены» приводятся славные имена современников царя Петра Алексеевича, похоронивших на Сампсониевском кладбище своих близких. Среди них – канцелярист Городовой канцелярии Алексей Баженов, князь Н.Ю.Трубецкой, генерал-прокурор П.И.Ягужинский, генерал-майор И.Бибиков.

Учитывая большое историческое значение первого общегородского кладбища в Петербурге, необходимо сохранить дошедшие до нас надгробные плиты на своих исторических местах, в ограде Сампсониевского собора.

К сожалению, среди надписей на могильных плитах, открытых в ходе раскопок 1974 и 1986 годов, не удалось обнаружить новых сведений о строителях этого храма.

Колокол Сампсониевского собора

Рядом с первой Сампсониевской церковью, заложенной по повелению Петра I на Выборгской стороне Санкт-Петербурга, возвышалась деревянная колокольня с одним большим колоколом массой 150 пудов и несколькими малыми.

В 1728 г. прихожане решили строить новый, каменный храм, расположенный в 30 м от старого. Возвести его взялся приехавший в северную столицу из Ярославля купец Иван Андреевич Лапшин, и построил церковь в ярославском стиле, с колокольней с высоким шпицем и окнами-«слухами». Ее строительство завершилось к апрелю 1740 г., а колокольня стала единственной в своем роде среди храмов Петербурга.

К началу 1760-х годов Сампсониевскому храму потребовался ремонт, которым занялся богатый купец Михаил Грязновский-Лапшин, племянник Лапшина-первого. Он помнил о ярославских традициях, когда купцы, соревнуясь друг с другом, старались как можно лучше украсить «свою» церковь. Прежде всего, он заказал отлить для храма в Москве колокол с иконами и надписью о дарителе.

Московские мастера постарались на славу, и изготовили колокол в 400 пудов (6 тонн 400 килограммов). По его верху по всей окружности изображены барельефы серафимов, ниже надпись: «Лета 1763; Июня 1-го дня в С.-Петербурге, к церкви Преподобного Сампсона Странноприимца, что на Выборгской стороне, вклад директора Михаила Грязновского-Лапшина, весу 400 пудов; лит сей колокол в Москве, колокольных работ содержателя Димитрия Пирогова». Под надписью – рельефные растительные орнаменты. Ниже – иконы Архистратига Михаила, преподобного Сампсона Странноприимца, апостола Петра, Иоанна Богослова. Над иконой Архистратига Михаила, между растительным орнаментом – изображение распятия.

Диаметр колокола – 2 метра 20 см, высота (с ушками) – 2 м 10 см.

Кроме того, у храма были еще колокола массой 184, 111, 73, 38, 24 пуда и восемь малых колоколов. В начале XIX в. писали, что они «звонили благозвучно». Действительно, с 1763 по 1938 годы, до закрытия храма, их слушали и на Выборгской, и на Петроградской стороне.

Летом 1938 г. по решению Выборгского райсовета службы в соборе прекратились, перестали звонить и колокола. Позже все они были сняты, кроме самого большого.

В мае 2002 года богослужения в храме-памятнике «Сампсониевский собор» возобновились, и снова зазвучал Сампсониевский колокол. Первым звонарем храма стал солист группы ударных инструментов симфонического оркестра Мариинского театра, действительный член Ассоциации колокольного искусства России (АКИР), член Американской международной колокольной ассоциации Михаил Иванович Песков. Его помощником был сотрудник ГМП «Исаакиевский собор» Решетников. Спустя некоторое время эту специальность освоил другой сотрудник музея – Владимир Петрович Вахрушев.

Вице-президент АКИР Сергей Алексеевич Старостенков и член правления АКИР, заместитель директора музея-заповедника «Малые Корелы» Александр Никонович Давыдов тщательно апробировали колокол до и после первого за шесть десятилетий звона. В настоящее время они завершают научный труд по результатам этой проверки, но уже сейчас дали сотрудникам храма-памятника «Сампсониевский собор» свои рекомендации.

Для литья колокола использовали более 80 % красной меди, около 20 % олова и небольшое количество других добавок. Металл очень хрупок, поэтому не желательно звонить в колокол при низких температурах.

Колокольное литье – дело трудоемкое, требующее высокого мастерства и особых знаний. В конце XIX в. писали, что «для расплавки 100 пудов меди сжигается 3 сажени дерева. Когда медь совсем расплавится, к ней за 5 минут прибавляют олово из расчета 22 фунта на каждые 100 фунтов меди. При отливке колокола все молятся, и многие бросают серебряные монеты».

Возможно, именно так отливали и колокол для Сампсониевского собора. Будем надеяться, что его низкий голос будет звучать долгие годы, ведь русские умельцы все делали на века.

Сампсониевский собор в годы Великой Отечественной войны

До 1918 года Сампсониевский собор находился в ведении Правительствующего Синода. Местное руководство осуществлял Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

С 1918 по 1938 годы собор находился в ведении Управления Заместителя Патриаршего Местоблюстителя в Москве и Ленинградского Митрополита. Административно храм подчинялся Административной комиссии Выборгского района г. Ленинграда.

По решению Центрального исполнительного комитета (ЦИК) РСФСР в 1935 году здание Сампсониевского собора было взято под государственную охрану. Через три года храм был закрыт и богослужения в нем не проводились.

В 1939 году бывший Сампсониевский собор был передан отделу охраны памятников (ООП) Управления по делам искусств Ленсовета.

Сразу же после закрытия собора Государственный Эрмитаж начинает вести переговоры о возможности его аренды под склад и о дальнейшем использовании в качестве своего филиала.

Заведующий ООП А.В.Победоносцев 03.01.1940 заключил с Эрмитажем в лице его директора академика И.А.Орбели договор «Об аренде Эрмитажем здания и имущества бывшего Сампсониевского собора». В документе указывается, что арендатор может использовать здание под склад, но не имеет права без письменного разрешения ООП распоряжаться имуществом бывшего собора. Срок аренды был установлен на пять лет — с 1938 по 1943 годы. После ремонта арендуемого помещения и выполнения других обязательств аренда могла быть продлена.

Еще до подписания этого документа в 1939 г. составляется акт технического состояния и перечисляются работы (с указанием сроков), которые обязан был выполнить Эрмитаж. Так, с июля 1940 по октябрь 1941 года территорию собора планировалось оградить, провести реставрацию резного иконостаса до августа 1942 года, а икон — в 1943 году.

Воплотить эти замыслы в жизнь помешали начало Великой Отечественной войны и блокада Ленинграда.

В декабре 1941 года в сторожку рядом с колокольней собора попала зажигательная бомба, сгорели сторожка и часть помещений колокольни. Но еще большие повреждения были получены в феврале 1942 года.

Прямое попадание 76-миллиметрового снаряда повредило главный купол и две главки с восточной стороны. Один из Крестов главок свалился на землю, другой лежал на крыше собора. Крест центрального купола находился в полувисячем состоянии. Образовались два отверстия в кровле площадью около 40 квадратных метров.

Разрушены были деревянные стены купола, пострадали наружная и внутренняя штукатурка, престол, позолоченные киоты и статуи главного иконостаса.

Стекла в окнах собора были разбиты, паркетный пол поврежден.

В перечне разрушений, составленном в 1943 году, указывается: «по технико-экономическим соображениям, а также в виду того, что Сампсониевский собор является историческим памятником петровского времени и позднейшей эпохи, с уникальными образцами искусств, целесообразно законсервировать его и в дальнейшем восстановить». Следует отметить, что даже в блокадные годы в Ленинграде проводились работы по сохранению и восстановлению памятников, на это выделялись средства. Так, на IV квартал 1942 года Эрмитажу и его филиалам было выделено 45 000 рублей, Исаакиевскому собору — 50 000 рублей.

В конце ноября 1942 года начальник Государственной инспекции по охране памятников (ГИОП) Н.Н.Велихов в письме к заместителю главного хранителя Эрмитажа А.Тарасову просит ускорить восстановительные работы на Сампсониевском соборе и сообщает, что для этого выделено 30 000 рублей. За этим объектом была закреплена специальная организация — 201-й участок военно-строительного управления Ленинградского фронта.

Казалось, деньги отпущены, подрядчик определен — пора было приступать к самим работам. Но, к сожалению, этого не произошло.

Начиная с 1943 года, академик Орбели пытается убедить вышестоящие организации, что Эрмитажу этот объект больше не нужен и именно поэтому ремонтные работы не проводятся. В свою очередь, Ленгорисполком не стремится начинать реставрацию собора до окончания войны.

Длительная переписка продолжается до 1947 года, после чего собор со всем имуществом был передан Библиотеке Академии наук, использовался для хранения книг и канцелярских товаров, а позже был передан Оптово-закупочной базе Ленгорунивермага.

Архивные документы подтверждают, что разрушенная крыша собора была восстановлена только в 1957 году. Неоднократно составлялись акты технического состояния здания, в каждом из которых подчеркивалось историческое и художественное значение этого храма-памятника, указывалось, что его бесценные произведения искусства портятся из-за протечек воды. ГИОП судился с нерадивыми арендаторами в арбитраже, но это не помогало. По сути, при всех арендаторах Сампсониевский собор оставался бесхозным. Только после того, как Сампсониевский собор вошел в состав Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор», в нем в полном объеме стали проводиться реставрационные работы и работы по сохранению его уникального художественного убранства.

http://www.spbin.ru/encyclopedia/temples/sampsonievsky.htm

http://www.isaac.spb.ru/sampsonievsky/arch

 

 

Архитектура, достопримечательности, исторические объекты, История, История СПб, музеи Петербурга, христианство
About Старикова Юлия